25 января

Войска правого крыла 3-го Белорусского фронта сломили со­противление врага севернее р. Прегель и на р. Алле, форсировали эти реки и развернули наступление непосредственно на г. Кенигсберг.

Войска 1-го Белорусского фронта прорвали познанский оборо­нительный рубеж.

Войска ударной группировки 1-го Украинского фронта в ходе стремительного наступления вышли к р. Одер на участке от Кебена до Оппельна и с ходу захватили на западном берегу реки несколько плацдармов, окружили в Померании крупную вражескую группировку.

Войска 4-го Украинского фронта продолжали наступать юго-западнее Кракова  и  в Чехословакии — северо-западнее и западнее Кошице.

26 января

Войска правого крыла 3-го  Белорусского фронта,  продолжая наступление, подошли к внешнему оборонительному обводу крепости Кенигсберг. Войска левого крыла фронта, наступая на летценском на­правлении, к исходу дня овладели всем районом Мазурских озер.

Войска 2-го Белорусского фронта успешно завершили Млавско-Эльбингскую наступательную операцию. В ходе  на­ступления советские войска вышли на побережье Балтийского моря в районе севернее Эльбинга. Продвинувшись до 230 км, блокировали вос­точно-прусскую группировку противника с запада и юго-запада, отре­зали ее от центральных областей Германии и захватили плацдарм на западном берегу Вислы в районе Бромберга до 20 км по фронту и до 5 км в глубину.

Войска 1-го Белорусского фронта, наступая на познанском на­правлении, заняли города Вонгровец, Рогазен, Шоккен, Вайссенбург, Курник, Мосина и Сантомишель. Одновременно в Польше, юго-запад­нее и западнее г. Калиш, войска фронта освободили Кротошин, Комшин и Здуны.

Войска  1-го Украинского фронта вели успешное наступление в обход Силезского промышленного района. Одновременно северо-за­паднее Бреслау войска фронта форсировали Одер.

Войска 4-го Украинского фронта вели успешные наступатель­ные бои в Чехословакии северо-западнее и западнее Кошице.

Войска 3-го Украинского фронта в ходе тяжелых оборонитель­ных боев приостановили наступление крупной группировки танков и пехоты противника, наносившей контрудар из района Секешфехерсара на Будапешт.

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О награж­дении города Ленинграда орденом Ленина» за выдающиеся заслуги трудящихся Ленинграда перед Родиной, за мужество и героизм, дис­циплину и стойкость, проявленные в борьбе с фашистскими захватчи­ками в трудных условиях вражеской блокады.

27 января

Премьер-министр Великобритании У. Черчилль направил Со­ветскому правительству послание, в котором писал: «Мы очарованы Вашими славными победами над общим врагом и мощными силами, которые Вы выставили против него. Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов». (Переписка  Председателя  Совета  Министров  СССР с президентами  США  и премьер-министрами Великобритании во время Великой  Отечественной войны 1941 — 1945 гг., т. 1, с. 306).

Опубликовано   сообщение ТАСС об оказании безвозмездной продовольственной помощи Советского Союза населению Варшавы.

Войска 3-го Белорусского фронта успешно завершили Инстербургско-Кенигсбергскую наступательную  операцию, в ходе которой советские войска прорвали оборону противника и продвинулись на 70-130 км. Во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта блокировали восточно-прусскую немецкую группировку войск.

Войска 2-го Белорусского фронта окружили группировку про­тивника в районе г. Торунь.

Войска 2-го Белорусского фронта вели ожесточенные бои с про­тивником, наносящим контрудары с целью пробиться на запад из рай­она юго-западнее Кенигсберга.

Войска 1-го Белорусского фронта армиями правого крыла на левом берегу Вислы соединились с войсками 2-го Белорусского фрон­та, действовавшими севернее г. Быдгощ (Бромберг). К северу, западу и югу от г. Познань войска фронта заняли города Кольмар, Будзин, Риченвальде, Оборники, Замтер, Бук, Стэншев, Шримм, Чемпин, Дольциг и завершили окружение группировки противника в г. Познань.

Войска 1-го Украинского фронта освободили узников Освен­цима — лагеря смерти.

Войска 3-го Украинского фронта в результате упорной обороны измотали группировку противника и нанесли ей ответный удар.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что трудящиеся Ленинграда в тече­ние 1944 г. добровольно отработали на восстановлении города свыше 25 млн. человеко-часов. Введено в эксплуатацию более 1 млн. кв. м жилой площади. За год в Ленинградской области восстановлено свыше 1000 колхозов, 13 тыс. домов, 584 школы, 295 сельских клубов и изб-читален, 639 скотных дворов.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что советские  республики  передали безвозмездно в помощь населению освобожденной Варшавы 60 тыс. т хлеба, в том числе Украинская ССР направила 15 тыс. т,  Белорус­ская ССР — 10 тыс. т, Литовская ССР — 5 тыс. т и РСФСР — 30 тыс. т.

28 января

Войска левого крыла 1-го Прибалтийского  фронта  и  КБФ освободили  город  и  порт Клайпеда (Мемель), тем самым завершили освобождение от противника территории Советской Литвы. Создалась возможность перебазировать в район Мемеля часть сил Краснознаменного Балтийского флота и активизи­ровать его действия по блокаде с моря курляндской и восточно-прус­ской группировок противника.

Войска 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии вели успешные бои с немцами и продвигались вперед.

Войска 2-го Белорусского фронта к югу от г. Грудзёндз очи­стили от противника правый берег Вислы, заняли г. Кульм и несколько других населенных пунктов. В районе северо-западнее г. Алленштейн войска фронта отбивали атаки крупных сил пехоты и танков про­тивника.

Войска 1-го Белорусского фронта вели бои по ликвидации окру­женной познанской группировки противника и продолжали наступле­ние в Висло-Одерской операции.

Войска 1-го Украинского фронта освободили центр Домбровского угольного района г. Катовице и города Крулевска Гута, Миколув (Николаи) и в Силезии заняли г, Бейтен.

Войска 18-й армии 4-го Украинского фронта совместно с 1-м чехословацким армейским корпусом освободили в Чехословакии города Попрад и Кежмарок.

Из книги Бабаджанян А.Х. «Танковые рейды 1941 – 1945», М., «Яуза», «Эксмо», 2009, с. 298-301

К концу дня 26 января передовой отряд 11-го гвардейского танкового корпуса — 45-я гвардейская танковая бригада полковника Н.В. Моргунова — достигает города Альтершпигеля (Тшцель). Старая германо-польская граница. Отсюда 1 сентября 1939 года фашистская Германия развязала Вторую мировую войну.

Сколько советских людей ждали этого дня, ждали как праздника, как награды за все муки, страдания и лишения, которые принесла им фашистская Германия! И вот советские танки у ее границ — советские воины видят воочию ее землю. Как тут остановиться, сдержать свой наступательный порыв! И передовой отряд пытается с ходу форсировать реку и ворваться на территорию врага.

Не тут-то было. Отойдя за реку, немцы взорвали все мосты, оказали нашему передовому отряду бешеное сопротивление. 26 января 1945 г. 45-я гвардейская танковая бригада вела бесплодные атаки в городе Альтергдпигеле. В ночь на 27 января новый передовой отряд — 44-я гвардейская танковая бригада полковника И.И. Гусаковского — пошел в обход этого города на север, форсировал реку Обру и, не встречая сопротивления, устремился на город Хохвальде.

В три часа ночи авангард бригады — 3-й батальон майора А.А. Карабанова — вдруг уткнулся носом в железные надолбы на середине шоссе. Что такое?! Саперы установили, что вправо и влево от шоссе сплошной и очень глубокий противотанковый ров с минными полями и гранитными надолбами. Но железные надолбы на середине шоссе не укреплены, а лишь вставлены в бетонные колодцы.

Тут И.И. Гусаковский догадался, что наскочил на укрепленный район противника. А вынимающиеся железные надолбы устроены как ворота для пропуска войск. Недолго думая, он приказал надолбы эти вытащить из колодцев, открыть дорогу и продолжал свое движение на запад. Это был так называемый одерский треугольник, гордость немецко-фашистского военного руководства — Мезеритцкий УР. Весьма серьезная и очень сильная преграда на пути к Одеру. Передний край его предполья шел по западному берегу реки Обры. Вслед за предпольем — прикрытием — главная полоса обороны. Она находилась примерно в 20 километрах западнее реки Обры и проходила по рубежу: Шверин (Сквежна), Мезеритц, Швибус.

Одерский треугольник был действительно чрезвычайно мощным сооружением. Он состоял из огромного количества крупных долговременных — железобетонных огневых укреплений — «панцерверке», выполненных по последнему слову техники и эшелонированных на глубину до 6 километров. «Панцерверке» представляли собой двух-трехэтажные сооружения, на поверхности которых имелись спускающиеся и поднимающиеся пушечно-пулеметные бронеколпаки. Толщина стен и покрытий дотов доходила до 2,5 метров, а толщина бронеколпаков — до 350 миллиметров. «Панцерверке» были между собой связаны системой подземных ходов сообщения, имели силовые и фильтро-вентиляционные установки, систему водоснабжения и канализации, склады боеприпасов и продовольствия. Они были усилены полевыми укреплениями и прикрывались естественными и искусственными противотанковыми заграждениями (противотанковые рвы, надолбы, ежи и минные поля). Перед главной полосой шли непрерывным строем озера, вытянувшись с севера на юг, как будто специально, чтобы помешать наступлению наших войск.

Земля, леса, холмы, реки, ручьи и озера — все пространство казалось закованным в бетон и сталь. Почти все проходы были заминированы. Оборонительный рубеж представлял собой гигантский подземный город, построенный из бетона и стали. Немцы были уверены, что за такими укреплениями им удастся отсидеться, остановить наступление советских войск…

Итак, это было везение, что отряд Гусаковского наткнулся на «ворота» в железобетонной стене Мезеритцкого УРа. Но к этому времени, в казалось бы, неприступном УРе обнаружились и другие уязвимые места. Оборонительные сооружения переднего края были заняты противником не сплошь, а очагами, а это позволяло проникать в систему УРа в промежутках между дотами. Многие доты были заняты случайными отступающими группами солдат и офицеров противника, не знавшими системы УРа, не умевшими управлять «панцерверке». Некоторые «панцерверке» в глубине УРа и вовсе пустовали.

Бригада Гусаковского, миновав «ворота», воспользовалась молчанием врага и устремилась далее на запад, не предупредив главные силы корпуса. А противник, обнаружив пробоину в УРе, тотчас же задраил ее. И когда сюда подошла 45-я бригада, ее встретил ураганный огонь. Попытки прорвать здесь УР главными силами корпуса кончились неудачей.

Послали разведку на север и на юг. Она донесла, что южнее Хохвальде передний край УРа не занят войсками противника, что разведке удалось пройти систему дотов и установить связь с бригадой Гусаковского, а также частями мехкорпуса И.Ф. Дремова, которые, оказывается, тоже воспользовались этими «воротами» и проникли в глубь УРа. Срочно, за полдня, наш корпус (11-й танковый) перегруппировался в район севернее города Швибуса и, не встречая особого сопротивления, вышел в тыл Мезеритцкому УРу. Почувствовав себя окруженными, многие гарнизоны УРа стали сдаваться нашим подходящим общевойсковым армиям…

Незаконные репрессии и грубейшее превышение власти

Ещё в октябре 1941 г. появился приказ № 0391— «О фактах подмены воспитательной работы репрессиями», подписанный Народный комиссаром обороны Сталиным И.В. и начальником Генштаба Шапошниковым Б.М. В нём говорилось: «Необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, самоуправство и рукоприкладство со стороны командиров и комиссаров являются проявлением безволия и безрукости, нередко ведут к обратным результатам, способствуют падению воинской дисциплины и политико-морального состояния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам на сторону противника.

Суровая кара по отношению к злостным нарушителям воинской дисциплины, пособникам врага и явным врагам должна сочетаться с внимательным разбором всех случаев нарушения дисциплины, требующих подробного выяснения обстоятельств дела…

Самосуды, рукоприкладство и площадная брань, унижающая звание воина Красной Армии, ведут не к укреплению, а к подрыву дисциплины и авторитета командира и политработника».

Привожу воспоминания лейтенанта танкиста Шишкина Г.С., относящиеся к более позднему периоду войны: «У нас был случай в соседней бригаде. Колонна двигалась на Пушкинские Горы. Дорога шла через болото. И вот один танк сел. А что значит танк сел в болото? Это каждую минуту его засасывает все глубже и глубже. Тут уже и бревно не поможет. Через какое-то время приезжает «эмка» с командиром стрелковой дивизии, которую также перебрасывали по этой дороге. Кричит: «Приказываю срочно убрать танк с дороги или расстреляю!» Генерал уехал.

Что может сделать этот лейтенант? Только ждать своих ремонтников. Через некоторое время возвращается, ни слова не говоря, вытаскивает наган и стреляет в этого лейтенанта. Сел в машину и поехал. Экипаж не растерялся, разворачивает башню и снарядом вдогон. Экипажу трибунал, но оправдали их. И вот у меня такая же история. Точно по такому же сценарию. Увяз. Подъехал генерал: «Приказываю… Расстреляю!..» Уехал.

Через некоторое время смотрю, едет легковая машина. Я скомандовал: «В машину!» Люки закрыли. Сидим. А генерал-то пехотный, видать, забыл, что у танка главный — командир танка. Он кричит: «Водитель, водитель! Откройте! Я приказываю!» Стучит рукояткой нагана. А мы сидим. Уехал. Потом наши приехали, вытащили». (А. Драбкин « Я дрался на Т-34». Книга вторая,  М.. «Яуза», «Эксмо», 2008 г., с. 85).

Случаи превышения власти были и среди высшего командного состава РККА. «Здесь речь идет о командующем бронетанковыми войсками 3-го Белорусского фронта генерал-полковнике Алексее Григорьевиче Родине. Говорили, что большего жлоба и самодура не знала вся Красная Армия.

Он срывал звезды с погон полковников, громогласно отборным матом объявляя о том, что они разжалованы в майоры и подполковники. Мог просто сорвать погоны. Мог обматюгать любого генерала в присутствии подчиненных. Мог ударить любого офицера, не говоря уже о рядовых. Короче, «хороший» был человек и «настоящий советский» генерал. Мордатый и представительный Родин имел репутацию «зверя». Таким он и был…» (А. Драбкин « Я дрался на Т-34». Книга вторая,  М.. «Яуза», «Эксмо», 2008 г., с. 234-235, воспоминания лейтенанта Деген И.Л.).