22 января

СНК СССР принял Постановление «О неотложных мерах по восстановлению совхозов Наркомсовхозов Запорожской, Полтавской, Черниговской и Днепропетровской областей».

Войска Ленинградского и Волховского фронтов продолжали ве­сти преследование немецких войск в общем направлении на Лугу.

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о присвое­нии звания Героя Советского Союза 21 офицеру, старшинам и рядо­вым Военно-Морского Флота «за форсирование Керченского пролива, высадку десантных войск и переброску техники на Керченский полу­остров и проявленные при этом отвагу и геройство».

Командир отделения 3-го стрелкового батальона 1344-го стрел­кового полка 319-й стрелковой дивизии 2-го Прибалтийского фронта сержант Аврамков П.И. в бою с немецко-фашистскими захватчиками в районе д. Омшары, Новосокольнического района, Калининской обла­сти, совершил бессмертный подвиг — грудью закрыл амбразуру вра­жеского дзота.

Корабли Черноморского флота высадили десант в Керченском порту.

23 января

Войска Ленинградского фронта  развивали  успешное  пресле­дование противника на широком фронте в направлении на Кингисепп.

Войска  Волховского фронта успешно  продвигались на Тосно, Любань, Чудово, Батецкий, Передольская, Шимск.

24 января

Войска Ленинградского фронта,  развивая  наступление,  осво­бодили города Пушкин и Павловск.

Войска 1-го и 2-го Украинских фронтов начали Корсунь-Шевченковскую наступательную операцию с целью разгрома крупной группи­ровки противника в районе Корсунь-Шевченковского (закончилась 17 февраля 1944 г.).

Президиум Верховного Совета СССР принял указы о награж­дении орденами и медалями работников Центрального конструктор­ского бюро № 22 и конструкторского бюро № 30 при заводе № 58 На­родного комиссариата боеприпасов. Работников НИИ № 24 Народного комиссариата боеприпасов, конструкторов и испытателей танков заво­дов Народного комиссариата танковой промышленности за образцовое выполнение заданий правительства по разработке новых конструкций боеприпасов, по усовершенствованию и улучшению боевых качеств танка Т-34.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что, по неполным данным, в промышленности и на транспорте работает 46 620 комсомольско-молодежных бригад, охватывающих более 400 тыс. молодых рабочих. За отличную работу звание фронтовых получили 12 870 бригад.

25 января

Войска 2-го Украинского фронта в ходе Корсунь-Шевченковской наступательной операции предприняли наступление из района севернее Кировограда, к исходу дня прорвали оборону противника на фронте 25 км и до 10-16 км в глубину. Для развития успеха  в образовав­шийся прорыв была введена 5-я гвардейская танковая армия.

26 января

Войска Ленинградского фронта   штурмом овладели  мощным узлом сопротивления противника г. Гатчина (Красногвардейск), к ис­ходу дня перерезали  железную дорогу  Красногвар­дейск — Нарва.

Войска 54-й армии Волховского фронта вышли к Октябрьской железной дороге северо-западнее Чудово. Западнее Новгорода войска 59-й армии вышли к железной дороге Ленинград — Дно.

Началось наступление войск 1-го Украинского фронта, прово­дивших совместно со 2-м Украинским  фронтом  Корсунь-Шевченков­скую операцию.

Артиллерия КБФ закончила боевые действия по содействию войскам Ленинградского фронта в раз­громе группировки противника, блокировавшей Ленинград. За время операции она провела около 1000 стрельб, выпустив по врагу более 23 тыс. снарядов калибром от 76 до 406 мм. За этот же период авиа­ция Балтийского флота совершила 2500 самолето-вылетов, уничтожив 25 вражеских батарей, 21 танк, около 1300 автомашин  и другие  объ­екты, сбила в боях 20 самолетов противника.

Советские десанты на Керченском полуострове

За годы Великой Отечественной войны советская Ставка предприняла несколько десантных операций на Керченском полуострове. В конце декабря 1941 г. для уничтожения немецкой керченской группировки корабли Черноморского флота и Азовской военной флотилии под командованием контр-адмирала Горшкова С.Г. высадили десант силами 51-й и 44-й армий в Феодосии и Керчи (Керченско-Феодосийская десантная операция). Было высажено более 42 тыс. человек. В начальный период операция развивалась успешно, но из-за ряда тактических ошибок советского командования окончилась неудачей, с большими для нас потерями.

19 мая 1942 г. немецкие  войска вновь овладели Керчью. Планы Ставки по освобождению Крыма не осуществились, а после разгрома Крымского фронта командующий 11-й немецкой армией генерал Манштейн смог сконцентрировать свои силы против осажденного Севастополя.

В ночь с 31 октября на 1 ноября 1943 г. 318-я стрелковая дивизия 18-й армии, преодолев Керченский пролив, захватила небольшой плацдарм в районе поселка Эльтиген. Началась Керченско-Эльтигенская десантная операция войск Северо-Кавказского фронта, Черноморского флота и Азовской военной флотилии, проводимая с целью освобождения Керченского полуострова. Гитлер отдал приказ: Крым удерживать во что бы то ни стало! Завязались тяжёлые бои. В Эльтигене наши десантники дрались буквально за каждый метр земли. Самолеты сбрасывали войскам мешки с продуктами и боеприпасами. В течение нескольких дней моряки героически  сражались на прилегающих к морю улицам Керчи, но силы были не равными, наши десантники были эвакуированы, пробившимися советскими катерами.

Другая часть советского десанта силами 56-й армии в помощь эльтигенцам захватила плацдарм северо-восточнее Керчи. Благодаря умелым и решительным действиям советских воинов плацдарм постепенно расширялся. Немцы начали перебрасывать на Керченский полуостров резервы из района Перекопа, однако время было потеряно, части 56-й армии сумели закрепиться, и удерживали плацдарм до начала Крымской операции 1944 г.

Позже был ещё один десант в Керчи, о котором мало написано. Он был высажен в январе 1944 г. Высадка десанта шла прямо в Керченском порту. Пространство между широким и защитным молом штурмовали 369-й и 393-й отдельные батальоны морской пехоты, около 1500 человек. На этот раз линия фронта проходила в самом городе, вдоль речки Мелек-Чесме. 24 января по приказу командования наступательная операция была прекращена. Потери  советской и немецкой сторон были значительными. Бои приняли позиционный характер.

В апреле началось наступление советских войск  со стороны Перекопа и со стороны Керчи. В результате этого город Керчь был освобожден от немецко-фашистских оккупантов 11 апреля 1944 г.

Герой-разведчик

Возвращаясь вечером в штаб после поездки в войска, Родимцев всегда садился подписывать наградные листы. Он всегда читал их несколько раз, просил переделать, если считал, что написано чересчур скупо, «без души». С болью ставил свою подпись, когда в наградном листе встречал слово «посмертно». Радовался, когда представлял к награде живого героя. Вот и сейчас, вернувшись из медсанбата, попросил наградные листы. В стопке нашел и фамилии раненых парней, которых встретил только что в медсанбате. Несколько раз с удовольствием перечитал их. Каждая из таких бумаг представлялась короткой историей подвига. Одна, которая привлекла его внимание, гласила:

«Разведчик, рядовой Борис Каракозов подорвал мост в тылу противника». Генерал заинтересовался. Он вспомнил, что не в первый раз подписывает наградную бойцу с такой фамилией. Что это: однофамильцы? Стал читать дальше и понял, что это один и тот же человек. В дивизии по праву гордились удачливым разведчиком, рядовым Борисом Каракозовым. Он много раз бывал в тылу врага, приводил «языков», добывал важные сведения.

В эти январские дни 1944 года, когда развернулось мощное наступление наших войск, фашистское командование стало спешно эвакуировать тылы, увозить награбленное. На станции Андросовка наши разведчики обнаружили два эшелона, подготовленные захватчиками к отправке в «великую Германию». Вагоны первого эшелона были загружены тушами коров, телят, свиней и овец. В других вагонах были ковры, самовары и другие награбленные ценности. В двух вагонах второго эшелона гитлеровцы держали подростков, собираясь отправить их на чужбину.

Рядовому Каракозову было приказано в тылу врага взорвать мост, предотвратить угон эшелонов. Пробравшись под покровом ночи к мосту, разведчик увидел, что его опоры заминированы. Естественно, взрывать мост гитлеровцы намеревались только в случае своего отхода. Борис Каракозов принял свое решение. Он привязал толовые шашки к фугаскам, поджег бикфордов шнур… Когда раздался взрыв, смельчак был уже на окраине села Андросово. Гитлеровцы заметили его. Около пятнадцати фашистов стали окружать смельчака, собираясь взять его живым. Борис уничтожил шестерых, но у него кончились патроны. Гитлеровцы отрезали путь к селу, кольцо сжималось. Положение казалось безвыходным. Когда фашисты приблизились вплотную, гвардеец с криком «ложись, гады» бросил себе под ноги гранату без взрывателя. Гитлеровцы в панике попадали на землю, ожидая взрыва гранаты, а разведчик, воспользовавшись замешательством, растворился в ночи. Он вернулся в часть целым и невредимым.

— Ну и орел, — восхищался генерал, в который раз перечитывая бумагу. — Нет, ты только посмотри, Иван Аникеевич, — восхищенно теребил он изучавшего карту начальника штаба. Тот нехогя оторвался от стола, снисходительно улыбнулся:
— Товарищ генерал, вы как будто первый раз в жизни про награды читаете. Тысячи, наверное, прошли через ваши руки, а вы все не привыкнете.

— Нет, Самчук, ну как тут не восхищаться, герой же. Нет, я не согласен с представлением, мало ему Красной Звезды. — И он аккуратно зачеркнул последнюю строчку, собственноручно исправил: «Представить к ордену Отечественной войны» (Из книги Матюхин Ю.П. «Неодолимые: Документальная повесть», М.: Современник, 1985, с 278-279).

.