25 января

В осуществление задач Воронежско-Касторненской наступа­тельной операции в наступление перешла  60-я  армия  (командующий генерал-лейтенант Черняховский И.Д.) Воронежского фронта, нанося удар на Нижнюю Ведугу.

Соединения войск 60-й армии Воронежского фронта к рассвету полностью освободили оккупированную часть Воронежа.

Войска Донского фронта, ведущие бои по уничтожению окру­женных войск противника, ворвались в Сталинград с запада.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что воины Западного фронта внесли 110 млн. руб. на строительство вооружения для Красной Армии. Работники речного транспорта СССР внесли из своих личных сбере­жений 10 700 тыс. руб. на строительство авиасоединения гидросамоле­тов «Советский речник».

26 января

В осуществление задач   Воронежско-Касторненской   наступа­тельной операции в наступление перешли войска 13-й армии Брянского фронта и 38-й армии (командующий генерал-лейтенант Чибисов Н.Е.) Воронежского фронта.

Войска 21 и 62-й армий Донского фронта, ведущие бои в рай­оне Сталинграда по уничтожению окруженного противника, к исходу дня соединились в районе Мамаева кургана и расчленили группировку противника на две части. Началась массовая сдача противника в плен.

Войска Северо-Кавказского фронта освободили крупный желез­нодорожный  узел — ст. Кавказская.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что воины   Ленинградского  фронта внесли 46 100 тыс. руб. на строительство вооружения для Красной Армии. Воины Приволжского воен­ного округа и их семьи внесли более 18 500 тыс. руб. на строительство вооружения для Красной Армии.

27 января

Президиум ВС СССР принял Указ «О ратифи­кации договора о союзе между СССР, Великобританией и Ираном», заключенного в городе Тегеране 29 января 1942 г.

Закончилась Острогожско-Россошанская наступательная опера­ция войск Воронежского фронта. Войска выполнили поставленную задачу, окружили и уничтожили крупную группировку противника, оборонявшуюся на Дону между Воронежем и Кантемировкой. Освободили в ходе операции железнодорожный участок Лиски — Кантемировка и продвинулись на 140 км. В ходе операции были разгромлены 2-я венгерская армия, итальянский альпийский, 24-й немецкий танковый корпуса  и большая часть оперативных резервов группы армий «Б».

Всего за время операции уничтожено более 15 ди­визий противника, 6 дивизиям нанесено тяжелое поражение и взято в плен свыше 86 тыс. солдат и офицеров противника. Создались бла­гоприятные условия для проведения новых наступательных операций в районах Воронежа и Касторное, а также на харьковском направлении. Став­ка ВГК утвердила предложение командую­щего войсками  Воронежского фронта о проведении  наступательной операции с задачей освобождения Харькова и Курска.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что воины  Московского военного округа внесли из своих личных сбережений более 49 300 тыс. руб. на строительство вооружения для Красной Армии.

28 января

Ударные группировки войск Брянского и Воронежского фрон­тов в ходе Воронежско-Касторненской наступательной операции соеди­нились в районе Касторное, перерезав пути отхода 2-й немецкой армии из района Воронежа на запад. Одновременно другая группировка Во­ронежского фронта подходила к железной дороге Воронеж — Кастор­ное в районе Курбатово. 10 дивизий противника оказались в окруже­нии юго-восточнее Касторное.

Войска Воронежского фронта освободили Новый Оскол, а вой­ска Северо-Кавказского фронта — Кропоткин.

Летчики-штурмовики 4-й воздушной армии лейтенант Смирнов и младший лейтенант Слепов атаковали эшелоны на станции Малороссийская и взорвали 4 эшелона с боеприпасами. Путевое хозяйство станции было сильно разрушено и движение поездов прекратилось на четверо суток.

В газете «Советская Сибирь» опубликовано   сообщение, что колхозники артели «Новая жизнь», Новосибирской области, предложили создать фонд оказания материальной помощи Ленинграду и сдали в этот  фонд 800  пудов хлеба.

29 января

Войска Воронежского фронта приступили к уничтожению окру­женных войск противника в районе юго-восточнее Касторное.

Началась Донбасская наступательная операция войск Юго-За­падного и Южного фронтов (закончилась 27 февраля 1943 г.). Операция имела цель разгромить войска немецкой группы армий «Дон» и освободить Дон­басс. Войска Юго-Западного фронта должны были наступать из райо­на Старобельска в общем направлении на Мариуполь и отрезать пути отхода на запад донбасской группировке  противника.  Войска  левого крыла этого фронта должны были наступать на луганском направле­нии. Войска Южного фронта имели задачу овладеть Ростовом-на-Дону и затем развивать наступление на запад вдоль побережья Азовского моря.

Войска Северо-Кавказского фронта  освободили  города   Тихорецк и Майкоп.

30 января

Президиум ВС СССР принял Указ «О порядке обязательного перевода на время войны медицинских работников из одних медицинских учреждений в другие». Это право предоставлялось Народному комиссариату здра­воохранения СССР и Народному комиссариату путей сообщения СССР.

СНК РСФСР принял Постановление «Об образовании при Сов­наркоме РСФСР Управления по государственному обеспечению и бы­товому устройству семей военнослужащих». На управление возлага­лось обеспечение пособиями и пенсиями семей военнослужащих рядо­вого и младшего начальствующего состава Красной Армии и ВМФ в соответствии с действовавшим законодательством. Трудовое устройство и проведение мероприятий по удовлетворению ма­териально-бытовых нужд семей военнослужащих рядового и начальст­вующего состава, обеспечение семей военнослужащих установленными законом льготами, а также рассмотрение заявлений и жалоб, поступав­ших от семей военнослужащих, и принятие по ним необходимых мер.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что железнодорожники дорог Вос­тока и Дальнего Востока, кроме  ранее внесенных в фонд обороны 35 млн. руб., собрали на вооружение для Красной Армии 29 млн. руб., на 31 476 тыс. руб. облигаций государственных займов и 135 984 пред­мета теплых вещей для Красной Армии. Воины Северного флота внесли 22 283 тыс. руб. на строительство танковой колонны «Североморец» и боевых катеров. Члены Осоавиахима страны внесли 71 748 тыс. руб. на строительство вооружения Красной Армии.

31 января

Войска Донского фронта окончательно сломили сопротивление окруженного противника. Вместе с солдатами в плен сдался командую­щий немецко-фашистскими войсками  генерал-фельдмаршал Паулюс и его штаб.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что воины Южного фронта собрали более 20 760 тыс. руб. на  строительство  вооружения  для Красной Армии.

«Всё для фронта! Всё для победы!» (продолжение)

Сегодня продолжаю, начатую в предыдущем посте, тему отношения сталинского государства к гражданам СССР. Речь пойдёт о советских воинах. В начале войны был создан Фонд обороны, в который личные средства отчисляло не только мирное население, но и бойцы Красной Армии. В газетах военного времени можно найти очень много публикаций на эту тему.

С военными государство поступало также, как и с гражданским населением, а по другому и быть не могло. У нас замечательные люди, они всё понимали и добровольно помогали Отчизне. Но государству этого было мало, давление оказывалось и на военных.

Привожу примеры воспоминаний фронтовиков из двух книг А. Драбкина ««Я дрался на Т-34. Книга вторая» и «Я дрался с Панцерваффе». Судите сами…

Наводчик орудия Марков Н.Д.: «…нам дали на расчет тысячу рублей за подбитый танк. Но мы не получили эти деньги, а только расписались, что сдали их в Фонд обороны».

Танкист Кулешов П.И.: «Стрельбу вели и с короткой остановки, и с ходу. Но с ходу шанс на попадание — ноль, так что в основном с короткой остановки. Кстати, за подбитые танки платили деньги. Да только кто их получал? Все в Фонд обороны! Я открыл матери счет, и 1000 рублей каждый месяц ей посылал: у нее была доверенность, по ней она получала».

Лейтенант Дорман М.И.: «По большому счету добрых воспоминаний о училище у меня не осталось. Прибыл в Нязепетровск, провел в училищном «карантине» несколько дней. В первый же день пребывания у меня украли все вещи, в том числе мои единственные ценности: самопишущую ручку, подаренную мне на окончание школы, большую редкость по тем временам, и, что еще обиднее, отцовскую реликвию наградные отцовские серебряные часы «Павел Буре», с гравировкой «За отличную стрельбу», полученные им в 1916 году.

Эту потерю я воспринял с большой болью, как дурное предзнаменование. 15 декабря 1942-го нас вывели из карантинного барака, сводили в баню. Всю свою гражданскую одежду мы по указанию какого-то офицера «добровольно» сдали в «Фонд обороны», о чем подписали какую-то расписку на тетрадном листе. Выдали нам изношенную форму х/б, куцые истертые шинели и истоптанные ботинки с обмотками. Рвань, а не обмундирование…»

Лейтенант Черномордик М.А.: «Все солдаты и офицеры получали двойной денежный оклад, и нам засчитывалась выслуга лет — полтора года — за год в ИПТАПе (истребительно-противотанковый артполк — ВИА). За подбитую немецкую технику нам полагались денежные выплаты, но мы все деньги переводили в Фонд обороны».

Артиллерист Рогачев А.В.: «В Бухаресте остановились. Город жил обычной мирной жизнью — магазины работают, рестораны. Нам выдали леи. Причем один рубль стоил 100 лей. Я получал что-то около 2000 рублей. На эти деньги можно было купить особняк. Но на руки денег выдавали мало. Часть сдавали в Фонд обороны, на облигации подписывались, какую-то часть денег я матери высылал. Вот на эти деньги я себе часы купил наручные. А некоторые ребята там загуляли. Наше командование, почувствовав, что, не дай бог, разгуляется русская душа в мирной обстановке, приказало покинуть Бухарест и двигаться в направлении Венгрии.

Ярошевский В.И., танкист: «У кого были родственники, те выписывали аттестаты и раздавали родным. У меня Родина была оккупирована, я их просто сдавал в Фонд обороны.  То есть деньги тоже не получал. Даже за подбитые танки. Мне некуда их девать было».