Хочу написать ещё об одном, берущем за душу фильме — «В бой идут одни старики». У меня этот фильм, который смотрела уже десятки раз, при каждом новом просмотре создаёт какое-то приподнятое, праздничное настроение. А уж все шутки ребят из второй поющей эскадрильи просто знаешь наизусть, но каждый раз снова и снова они вызывают улыбки и смех. И смеюсь и плачу.

Удивительно светлый и трогательный, но одновременно трагичный фильм, наполненный грустью и отчаянной решимостью героев. Фильм хоть и старый, ему больше 35 лет, но до сих пор оставляет о себе столь сильное впечатление, что смотришь его опять с трепетом и волнением.

Фильм получился необыкновенно правдивым, так как в его основу легли подлинные события времен Великой Отечественной, воспоминания лётчиков, пилотов реально существовавшей поющей эскадрильи. Леонид Фёдорович Быков в картине сыграл одну из главных ролей — командира 2-й эскадрильи капитана Титаренко по прозвищу Маэстро. Прототипом его героя стал знаменитый летчик Виталий Попков, дважды Герой Советского Союза, сбивший более 40 немецких самолетов.

Роль механика Макарыча в фильме «В бой идут одни старики» сыграл актер Алексей Смирнов, фронтовик.  Смирнов прошел путь от рядового до лейтенанта, командовал взводом, получил два ордена Славы — 2-й и  3-й степени, орден Красной Звезды. Первый орден Славы Алексей Макарович получил за то, что в 1944 г. во время боя лично взял в плен 7 немцев.

Нам запомнился заботливый Макарыч ещё и тем, что он перед вылетом украдкой крестил боевые самолеты, и это в советские времена! Но ведь так и было, конечно не афишируя: и тексты молитв солдаты с собой носили, и крестики…

Сергей Подгорный сыграл в фильме роль младшего лейтенанта Щедронова — «Смуглянки», прототипом которого послужил друг детства Леонида Быкова, погибший в апреле 1944 г. летчик Виктор Щедронов. В фильме «Смуглянка» погибает первым из молодых лётчиков.

В фильме Л. Быкова есть даже оркестр и упоминание об американской картине «Джордж из Динки-джаза». Вторая эскадрилья — вообще музыкальная. «Война не вечна, а музыка — вечна» — вот и знакомый мотив из ходового мюзикла… И командир эскадрильи Титаренко (Леонид Быков) — эдакий Неунывайко, небольшого росточка, подвижный, симпатичный, всегда в ударе… Он и в бою удал, и музкомандой руководит, и летчики мило играют «Смуглянку»… Но рефрен фильма — не лихая «Смуглянка», а грустный совет, который дают «старики», те, кому самую малость за двадцать, «желторотым» — начинающим летчикам: «Не спеши, еще успеешь». Погибнут и те и другие.

Война — это часть жизни, и жизнь продолжается несмотря ни на что. Песни на войне помогали и воевать, и вспоминать мирную жизнь, и приближать победу. Слова капитана Титаренко: «После боя сердце просит музыки вдвойне! От винта!» близки лётчикам его эскадрильи как «старикам», так и молодому пополнению, которые «…летать не умеют, стрелять тоже пока не умеют, но орлы!»

Песня на войне сплачивала, скрепляла фронтовое братство, помогала пережить горечь утрат…
Как грянет бессмертная «Смуглянка»: «Раскудрявый клен зеленый, лист резной, Я влюбленный и смущенный пред тобой…», — в задорном исполнении лётчиков 2-й эскадрильи, так и на душе у всех становилось легче. А зритель не может удержаться от волнения и чувств, которые переполняют в эти минуты, и тоже подхватывает песню.

Мне сразу запомнились сыгравшие в кино свои первые роли и Евгения Симонова (Мария), и  Сергей Иванов (лейтенант Александров – «Кузнечик»), и Владимир Талашко (старший лейтенант Скворцов).

«Кузнечик» — молодой офицер, только из училища — вечный «дежурный по аэродрому», не растерялся, когда налетел вражеский самолет и все бросились врассыпную. На первом попавшемся истребителе взлетел и сбил противника. «Желторотиков» — пополнение из летных училищ ускоренного выпуска — старались беречь, в бой брали  не всегда. После такого поступка «Кузнечика» зауважали и зачислили в «старики»!

Трогательной любви «Ромео» (Рустам Сагдуллаев) и лётчицы Маши не суждено было иметь продолжения. Ведь на войне смерть всегда рядом, она не разбирает: молодой ты, только начал жить, влюбился… Маша и «Ромео» погибли во время выполнения боевых заданий. Их гибель учит ценить жизнь, любовь и мирное небо над головой.

Как трудно подчас было людям на войне преодолеть страх. Старший лейтенант Скворцов, после того, как был сбит,  подсознательно стал бояться боя, даже выходил из боя без приказа. Скворцов просил Титаренко перевести его в пехоту или отправить в штрафбат. Но «Маэстро» помог пилоту справиться со своим страхом. Сергей Скворцов погибает героически — направляет свой горящий самолёт на немецкие железнодорожные составы.

Вот такие  разные герои, но одинаково стойко переживавшие тяжелые и кровавые события Великой Отечественной войны. «Смуглянка», «Кузнечик», «Ромео» — это образы молодых ребят, которые отдали жизнь за свободу Отчизны, а конечном итоге за нас с вами.

Подвиги они совершают с улыбкой, с песней, а порой совершенно случайно, как говорят, «со страху подбил»… Как рано этим мальчикам пришлось повзрослеть и возмужать. Конечно, настал тот день, когда по команде «в бой идут одни старики» бывшие «желторотики» бросились к своим самолетам…

Картина очень интересная, талантливая, сделана с душой, в ней много подтекста и огромная любовь к жизни. Это один из лучших фильмов нашей классики. Фильм на века! Режиссер и автор сценария Леонид Быков использовал в фильме военную хронику 40-х годов, которая гармонично вписывается в картину, создавая атмосферу военного времени. На мой взгляд, в цвете фильм потерял, что-то очень важное…

К сожалению, в жизни всё было куда страшнее, чем в великом фильме «В бой идут одни «старики». После разгрома советской авиации летом 1941 года, когда гитлеровцы захватили полное господство в воздухе, а наши авиаполки сгорали дотла за считаные недели, после тяжелейших поражений и катастрофических потерь — на смену павшим приходили выпускники училищ, имевшие общий налет меньше 20 часов, у которых почти не было шансов стать «стариками».

Как они устояли против асов Люфтваффе, какой ценой переломили ситуацию, чтобы в конце концов превратиться в хозяев неба, — знают лишь сами «сталинские соколы». Но хотя никто не посмел бы обозвать их «смертниками» или оскорбить сравнением с камикадзе, — среди тех, кто принял боевое крещение в 1941-1942 гг., до Победы дожили единицы.