В 1972 г. на экраны страны вышел фильм «А зори здесь тихие…» Снял его режиссер-фронтовик Станислав Ростоцкий по одноименной повести Бориса Васильева, воевавшего на фронте добровольцем с 1941 г. Фильм получился настолько сильным, правдивым, эмоциональным и жизненный, что каждый раз, когда его смотришь, снова и снова сопереживаешь, надеешься, что девчонки останутся в живых, хотя знаешь уже всё наизусть… Уверена, что эта картина на все времена, и смотреть её будут ещё очень и очень долго. Один из лучших фильмов о Великой Отечественной войне.

В фильме «А зори здесь тихие…» одна серия названа «Во втором эшелоне», другая — «Бой местного значения». Заголовки явно полемичны. Фронт сведен к маленькой северной деревеньке, где квартирует взвод девушек-зенитчиц. Пять из них дают свой последний бой на узком перешейке между озером и лесом. Масштабы географические подчеркнуто невелики.

В одном из интервью реиссёр картины  С. Ростоцкий говорил, что, работая над картиной, он хотел вырваться из-под магии крупных цифр, которыми исчисляются жертвы, понесенные нашим народом. У каждого погибшего была своя судьба, свой бой, свой последний рубеж, и для каждого в этом малом вместилась вся Великая Отечественная. Этот замысел возвращает нас к диалектике масштабов внутри общего исторического материала. «А зори здесь тихие…» не случайно поделены на две серии. Первая — это тыловые военные будни, вторая — сражение, в которое вступают девушки. В повести Б. Васильева «мирная» предыстория подвига занимает немногим более двадцати страниц тугой, сжатой прозы. Режиссер разворачивает ее в подробное изображение, когда одна строчка или реплика превращается в эпизод, в монтажный фрагмент.

С. Ростоцкий стремится показать войну как этап в жизни страны и народа. Постановщик следует за повестью, конструкция которой включает эти отступления в прошлое. Не выделенные из текста, иногда даже без абзаца, они появляются в необходимых местах, чтобы читатель понял, почему, например, самая младшая, Галя Четвертак, закрыв голову руками, бросается под огонь немецких автоматов. «Она всегда жила в воображаемом мире активнее, чем в действительном…» — пишет Б. Васильев, рассказывая о девочке-выдумщице из детдома, о ее мечтах — с призраками или сольными партиями в длинных платьях. Гибель подруги, Сони Гурвич, и рожденный этой смертью ужас полностью завладели ее воображением, она не выдержала в минуту реальной опасности.

Соседство «мира» и «войны» создает временную композицию, которая не совпадает с реальным течением жизни, а увеличена благодаря этой смене масштабов. Правда, не совсем обычен этот «мир», где плещется речка в утреннем тумане, сохнет белье, стучит топор и женские глаза провожают единственного здесь мужчину, старшину Васкова.

В многофигурной композиции центральное место принадлежит Васкову. Сыгранный актером А. Мартыновым старшина Васков, он больше других подошел к интонации автора повести, где о его герое сказано: «А старшина — старшина и есть: он всегда для бойцов старый… Поэтому и на девчат, которыми командовать пришлось, он смотрел словно бы из другого поколения. Словно он был участником гражданской войны и лично чай пил с Василием Ивановичем Чапаевым под городом Лбищенском».

Вместе с актерами постановщик нашел общий знаменатель для разных характеров: зенитчицы живут не по уставу, а так, как живут в деревне, где трудно укрыться от глаз и уберечься от слухов, где сидят на завалинке, топят баню, но зато вечер танцев устраивают по-городскому. Жизнь — полумирная, полудеревенская; и сама ее половинчатость, сдвинутость оправдывают тщательно выписанный бытовой антураж, неспешную, колоритную манеру рассказа: о поздней бабьей страсти хозяйки избы к постояльцу, о первой девичьей влюбленности и о том чувстве коллективизма, что сводит на посиделки, а если надо, превращает женщин в воинскую часть.

События фильма происходят в мае 1942 г. в Карелии.  Рита Осянина увидела в лесу двух немцев-парашютистов. Пять девушек-зенитчиц под командованием старшины Федота Васков выступили на перехват диверсантов, неожиданно они обнаружили, что в этой, казалось бы, ещё далекой от фронта тыловой местности высадился немецкий десант, и не два, а шестнадцать фашистов. Об этом необходимо было сообщить в штаб. Старшина Васков отправил за подкреплением Лизу Бричкину, но девушке не удалось дойти, она утонула в болоте. Маленький отряд вступил в неравный бой с немецкими десантниками, девушки погибли одна за другой… Девчонкам было не более 20 лет, они мечтали о большой любви, нежности, семье, но ушли добровольцами на фронт и погибли, до конца выполнив свой воинский долг…

Поединки пяти девушек заключены в единый контур подвига. Женя Комелькова, вызывающая огонь на себя; Лиза Бричкина, спешившая за подмогой и не сумевшая быть осторожной в болотной трясине; Соня Гурвич, тихим вскриком предупредившая своих; выстрел Риты Осяниной, не захотевшей достаться живой врагу: гибель каждой продолжает — на последнем рубеже — их жизни. Смерть есть также проявление характера.

В живых остался только один старшина — бывший разведчик, ветеран финской войны. Ему, раненному, почти безоружному, удалось взять в плен оставшихся диверсантов. С ужасом осознаёшь, что стоит за фразой Совинформбюро – «бои местного значения». После демобилизации Федот Васков усыновил сына Риты Осяниной. Как не старался старшина Васков, но не смог уберечь девушек. Хоть у войны и не женское лицо, но на долю героинь фильма выпала эта страшная война со своими жестокими правилами.

Кадр из фильма "А зори здесь тихие"

Кадр из фильма "А зори здесь тихие"

Практически для всех актёров, исполнявших в фильме главные роли, работа над картиной явилась дебютом в кино. Сразу же стали узнаваемыми: Андрей Мартынов (старшина Васков), Елена Драпеко (Лиза Бричкина), Ирина Шевчук (Рита Осянина), Ирина Долганова (Соня Гуревич), Екатерина Маркова (Галина Четвертак) и, конечно, Ольга Остроумова (Женя Комелькова). Особенно яркой и драматичной получилась сцена гибели героини Ольги Остроумовой, в последние минуты жизни напевавшей романс: «Он говорил мне…» Правда, Ольгу Остроумову мы уже успели запомнить по фильму «Доживём до понедельника». За творчеством  Андрея Мартынова, которому во время съёмок фильма было только 26 лет, а сыграл он столь «обстоятельного» русского солдата, я следила долгие годы, как, впрочем, и за работами Елены Драпеко и Ольги Остроумовой.

Пять девушек, с разным духовным миром, со своими драмами мечтами и радостями, столкнулись с грозным врагом в дальнем углу фронта, где происходят лишь бои «местного значения». Они запомнились, стали родными нам — героини фильма: Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич, Галя Четвертак. Через судьбы этих девочек, так жаждавших простого человеческого счастья, но не успевших пережить и малую толику отпущенного им, удалось передать трагедию войны. Надо сказать, что не только в СССР фильм С. Ростоцкого «А зори здесь тихие…» получил признание, картина была удостоена специального приза на 33-м Международном Венецианском кинофестивале. Как говорится, «нетленка»!