22 июня

22 июня 1941 года — мрачный день для нашей Родины. Началась Великая Отечественная война. Мирная жизнь была взорвана, естественный ход истории был взломан, нарушен. И наша страна, и весь мир стали развиваться совсем по-другому пути. Четыре года! Четыре года будет длиться эта тяжелая война. И будет потом 9 мая 1945 года — великая Победа.

Погаснет пламя войны, планета будет спасена от вселенского пожара. Но опустится «железный занавес», принесет беды и тревоги «холодная» война. Наступит XXI век — время новых конфликтов и потрясений, международного терроризма, горячих точек и глобальных кризисов. Однако из года в год мы вспоминаем эти две даты: 22 июня 1941 года — 9 мая 1945 года. Ключевые даты дальнейшей всемирной истории. Потому тема Великой Отечественной войны — вечная тема на все времена. Эта тема не подлежит забвению.

Хроника рокового дня

«00 часов 00 минут 22 июня — международный поезд «Москва — Берлин» беспрепятственно проследовал через Брест.
1.30 — в Брестской крепости погас свет, забарахлил водопровод.
2.00 — от станции Брест к мосту через Буг отправился грузовой эшелон в счет взаимных поставок, оговоренных в Пакте о ненападении. Прервалась связь со штабом округа: в нескольких местах были вырезаны десятки метров провода.

Война началась...

Война началась...

3.00 — связь восстановлена.

Командующий ВВС Западного фронта, Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Иван Копец, узнав в 03:00 из последних донесений разведки, что в считанные минуты совершится военное нападение, приказал поднять в воздух всю авиацию и сообщил об этом в Москву. Оттуда последовал угрожающий окрик (видимо, это был Тимошенко): «Немедленно дать отбой, иначе это спровоцирует Германию на войну, и вы ответите головой». Копец был вынужден подчиниться, дал отбой, самолеты сели на аэродромы, и буквально в это время в небе появилась армада люфтваффе. Потери были ужасными. Генерал Копец не выдержал этого удара и застрелился.

Пост воздушного наблюдения, расположенный у Херсонесского маяка, в 03:07 обнаружил 4 немецких самолета, летевших на Севастополь. Командующий Черноморским флотом адмирал Филипп Октябрьский позвонил в Москву Жукову и попросил указаний. Поговорив с Тимошенко, Жуков дал разрешение встретить самолеты огнем. Пост дал сигнал тревоги, и зенитки Черноморского флота отбили налет, уничтожив 3 немецкие самолета. Попытка уничтожить корабли сорвалась, но несколько бомб упало на Севастополь.

Тысячи немецких орудий в 03:30-04:00 открыли огонь по советским пограничным заставам, по штабам, укреплениям, узлам связи. Одновременно 900 пикирующих бомбардировщиков и 200 истребителей вторглись в воздушное пространство СССР.

3.30 — первый выстрел красноармейца Александра Птушкина. Первый бой Великой Отечественной войны. Первыми при исполнении своего священного долга смертью героев пали на боевом посту начальник 1-й заставы старший лейтенант Плотников А.Г.и красноармеец А. Птушкин, есть также раненые бойцы и командиры» (В.А. Илык «Наша Победа: Военно-историческая хроника», М., 2009, с. 17).

«В 3 часа 15 мин. началась наша артиллерийская подготовка.
В 3 часа 40 мин. — первый налет наших пикирующих бомбардировщиков.

03:45-04:00 — нарком обороны Семен Тимошенко на 4-й раз дозвонился в Западный особый военный округ: «Товарищ Сталин не разрешает артиллерийский огонь по немцам». Заместитель командующего округом Иван Болдин кричал: «Как же так? Ведь наши войска вынуждены отступать. Горят города, гибнут люди», — и настаивал на немедленном вводе в дело механизированных, стрелковых частей и артиллерии. Тимошенко приказал: «Никаких мер не предпринимать, кроме разведок в глубь территории противника на 60 километров».

В 4 часа 15 мин. началась переправа через Буг передовых частей 17-й и 18-й танковых дивизий.
В 4 часа 45 мин. первые танки 18-й танковой дивизии форсировали реку…» (Из дневника генерала Г. Гудериана).

***

В 4 часа утра Германия и войска ее союзников, без объявления войны, напали на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. Вражеской бом­бардировке подверглись Рига, Виндава, Либава, Кронштадт, Вильнюс, Гродно,  Брест, Минск, Бобруйск, Житомир, Киев, Севасто­поль и многие другие города Прибалтики, Белоруссии, Украи­ны, Молдавии и Крыма. Артиллерийский обстрел проводился почти на всем протяжении грани­цы от Балтийского моря до Карпат. В 5-6 часов утра немецкие войска перешли государственную границу СССР. Началась Великая Отечественная война…

Был летний воскресный день, мирная жизнь заканчивалась.  В 12 часов Советское правительство известило по радио граждан о вероломном нападении фашистской Германии и призвало разгромить врага. Для многих людей это был гром среди ясного неба…

Правительство фашистской Италии односторонним актом по­рвало советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтра­литете, заключенный 2 сентябри 1933 г., и объявило войну СССР, так же как и Словакия. Правительство Англии официально заявило о своей готов­ности оказать помощь Советскому Союзу в его борьбе против Гер­мании.

Начались приграничные сражения в Прибалтике, Белоруссии и на Украине. Войска Северо-Западного фронта после упорных боев к исходу дня отошли от советской государствен­ной границы на восток местами до 50 км. Началась героическая оборона города и порта Лиепая. К 17 часам противник в двух местах форсировал р. Неман южнее Друскининкай и севернее Гродно и захватил плац­дармы. В полосе 4-й советской армии началась героическая оборона Брестской крепости (завершилась 20.7.41)… К концу дня войска Западного фронта отступили от советской  границы на расстояние от 15 до 60 км.

Авиация  Черноморского  флота  совершила  первый  налет  на объекты военно-морской базы Констанца в Румынии. Лейтенант 124-го   истребительного   авиационного   полка 9-й смешанной авиадивизии Кокорев Д.В. совершил один из первых воздушных таранов, немецкий истребитель рухнул на землю. Младший  лейтенант Бутелин Л.Г. таранил бомбардировщик противника. Воздушные тараны совершили:  старший политрук Данилов А.С., лейтенант Рябцев П.С., лейтенант Гудимов С.М., старший лейтенант Иванов И.И., младший лейтенант Игнатьев Н.П., старший    лейтенант Макляк А.И.

Войска Северо-Западного фронта к исходу дня отошли от государственной границы на восток, местами до 50 км. Передовые части противника выдвинулись на р. Дубисса (35 км северо-западнее Каунаса), переправились через р. Неман в 60 км южнее Каунаса. Войска Западного фронта начали отступать в глубь страны.

Закончился первый, наверно, один из самых страшных дней войны… Генерал-полковник Василий Попов (в то время командир брест-литовского 28-го стрелкового корпуса Западного особого военного округа) потом напишет: «Нападение было абсолютно неожиданным для войск, так  как никаких предупреждений не было».

В хронике 22 июня есть такой факт: «Первый случай зверств германской армии на территории Советского Союза приходится на первый день войны. 22 июня 1941 года фашисты, наступая, ворвались в деревню Альбинга Клайпедского района Литвы. Солдаты ограбили и сожгли все дома. Жителей — 42 человека — согнали в сарай и заперли. В течение дня 22 июня фашисты убили нескольких человек — забили насмерть или застрелили. Уже на следующее утро началось планомерное уничтожение людей. Группами крестьян выводили из сарая и хладнокровно расстреливали. Вначале всех мужчин, потом очередь дошла до женщин и детей. Пытавшихся бежать в лес, расстреливали в спину».

Этот конкретный факт — частица преступного похода, который был тщательно спланирован. В различных директивах и циркулярах было предусмотрено все: захват территорий и уничтожение мирных жителей, образование новых германских колоний и пути к мировому господству. Исходя из этих целей и задач, в памятке солдату вермахта была изложена установка: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, — убивай…»

Начало обороны Брестской крепости

Первый день войны… Первые бои — первые подвиги. Стойкость наших бойцов, их героизм и храбрость стали фундаментом будущих побед над врагом. Когда говорят о мужестве, вспоминают Брест. Когда говорят об испытаниях, вспоминают Брест. Когда говорят о жизнях, отданных за нашу землю, вспоминают Брест…

22 июня, в 9.00 крепость была полностью окружена. У Холмских ворот крепости комиссар Ефим Фомин поднял бойцов 84-го стрелкового полка в одну из первых контратак. Гитлеровцы были отброшены. Цитадель, отрезанная от наших войск, не сдавалась, пыталась сообщить своим. С командного пункта комиссара Фомина из здания Инженерного управления по единственной уцелевшей в крепости рации открытым текстом неслись в эфир слова: «Я — крепость. Я — крепость. Ведем бой…» Потом рация умолкла.

Пётр Клыпа - юный участник обороны Брестской крепости

Пётр Клыпа - юный участник обороны Брестской крепости

Но не молчали защитники. В цитадели был создан штаб обороны крепости. Он направлял усилия бойцов, вдохновлял их. В первый день отбили 8 атак врага. Защитники крепости сражались. День, второй, третий… Отбивали атаки гитлеровцев, ходили в ночные вылазки: надеялись прорвать кольцо и соединиться с нашими войсками. Но фронт уходил все дальше на восток. Ничего этого они не знали — цитадель сражалась…
00.00. 25 июня — на Северных воротах появился фашистский флаг.
2.00. 25 июня — один из смельчаков получил разрешение и сорвал его.
Вечер. 25 июня — была отправлена телеграмма командования 45-й немецкой дивизии командованию 4-й немецкой армии: «Просим подчинить дивизии роту танковых огнеметов для очистки крепости Брест от очагов сопротивления…»

Несколько часов фашисты отводили для захвата Брестской крепости, но она стояла. Крепость, в которой, кроме бойцов, были дети и женщины, сражалась.

Сын полка Петя Клыпа начал службу в армии с 12 лет. Туда его определил старший брат Николай — кадровый военный, командир взвода музыкантов. Петя был и солдатом, и полковым музыкантом, и школьником. К началу войны он имел уже двухлетний стаж военной службы, стал заправским военным…

Первые минуты войны. Петя проснулся от разрывов и сильно ударился головой о стену. По воспоминаниям сослуживцев, придя в сознание, парень не растерялся и взялся за опасное задание: нужно было подняться на 2-й этаж, чтобы оттуда наблюдать за действиями противника и докладывать командованию. Потом мальчик стал ходить в разведку по крепости, выполняя поручения командиров.

Когда не оказалось медикаментов, бинтов, раненых нечем было перевязывать, выручил Петя Клыпа. Он нашел склад санитарной части и принялся искать в этих развалинах. Отыскав под камнями перевязочный материал и лекарства, он принес всё это в подвал казармы. Тем самым многие раненые были спасены от смерти.

На захват крепости немцы отвели несколько часов, но ее гарнизон сковывал, по меньшей мере, месяц целую дивизию противника. Немцы обстреливали крепость, бомбили ее с воздуха, использовали огнеметы. А Родина даже не знала, что Брест еще сражался и тогда, когда немцы уже давно взяли Минск и подошли к Смоленску. Кому-то удалось прорваться и уйти к партизанам; 300 оставшихся в живых защитников попали в плен.

Только благодаря писателю Сергею Смирнову, восстановившему имена нескольких сотен погибших, с защитников крепости были сняты клейма «без вести пропавший» и «изменник родины». Смирнов же ходатайствовал о реабилитации уцелевших героев. В хрущевские времена в газетах появилась фотография: двое плачущих мужчин, прижимаются лбами друг к другу. Двое из защитников крепости впервые встретились после войны; раньше они встретиться не могли — сидели в лагерях как «изменники родины».

Оборона Брестской крепости — символ стойкости защитников Родины. «Начальная битва в июне 1941 года, — признал начальник штаба 4-й армии генерал Блюментритт, — впервые показала нам Красную Армию. Наши потери доходили до 50 процентов… ОГПУ (пограничники) и женский батальон (женщины гарнизона) защищали старую крепость в Бресте… до последнего, несмотря на тяжелейшие бомбежки и обстрел из крупнокалиберных орудий. Там мы узнали, что значит сражаться по русскому способу».

Следует признать: вывод немецкого генерала объективен. Особенно если учесть превосходство противника в живой силе, вооружении, технической оснащенности и внезапность нападения. Однако Брест с ходу не был взят, остался в тылу вражеских войск, и все факторы способствовали успеху противника. Но потом брестский урок вспомнят почти все генералы вермахта. Вспомнят свои первые правильные оценки первого рокового дня. Вспомнят с печалью и с большим опозданием.

Распространенное мнение, что поражение наших войск произошло именно в первый день войны, — легенда. Первым ударом германских войск подверглись лишь 30 дивизий первого эшелона прикрытия от Балтики до Карпат из 237 дивизий западных приграничных округов и второго стратегического эшелона. Трагедия поражения главных сил 3 особых военных округов (118 дивизий) произошла не 22 июня, а позже, во время встречных сражений 24-30 июня 1941 года между новой и старой границами.

***

3 мая 1941 г. Баранов Юрий Фёдорович, студент Ярославского пединститута, который погибнет в июне 1942 г. в бою под Новгородом, написал такие строки:
Позабудьте сказки и были,
И не тешьте себя мечтой –
Войны, все, которые были,
Перед этой будут — ничто.
Будет враг разбит и рассеян.
Но какой жестокой ценой!
Долго будет плакать Россия,
Вспоминая великий бой…

22 июня 2010 г.

Лежу в больнице, в кардиологическом отделении. Сегодня в музее Великой Отечественной на Поклонной горе проходит конференция по вопросам фальсификации истории Великой Отечественной войны. Мне предложено выступить, но «отпроситься» из больницы не удаётся. После празднования 65-летия Победы прошло полтора месяца, темы войны в прессе стали появляться всё реже и реже. Сегодня война опять на страницах многих газет и журналов. Прочитала все газеты, продававшиеся в больничном киоске. Больше всего статей о детях военного времени. Да и понятно, льгот, как ветераны ВОВ они не имеют, а горя испили полной чашей.

Сколько лет прошло, но не отпускает нас война, до сих пор болят раны, нанесённые ей.